penguina: (летят...)
По всеобщему мнению, к сорока семи годам Рахель Шехнер была чудо как хороша, а приятельница друзей, которую однажды за ужином усадили с ней рядом, даже настаивала на том, что Рахель настоящая красавица. «Особенно в профиль, обратите внимание на её профиль – как у ассирийской статуи». Приятельница была художницей (или вроде того), и, конечно, знала, что говорит. Люди, давно знакомые с Рахелью, сходились во мнении, что она хорошеет с каждым годом, вдобавок ко всему, у нее сложился собственный стиль: Рахели, с её осанкой балерины, идут облегающие топы и очень к лицу полупрозрачные блузы, которые она носит поверх них. Сиреневый – без всякого сомнения, её цвет, а с появившимися у нее недавно крупными серьгами, согласитесь, Рахель больше не напоминает чью-то американскую тётю. И совершенно непонятно, почему же ей не везет с мужчинами, просто загадка какая-то. В течение четырех-пяти месяцев немалые надежды возлагались на одного большого чина в мэрии, частота её встреч с которым достигла двух, а то и трёх раз в неделю, но что-то случилось (или же, наоборот, не случилось), и встречи прекратились, причем Рахель и сама не сможет складно объяснить, как и почему. Даже обругать его ей в утешение не получается, и никаких уроков невозможно извлечь, поскольку повествованию Рахели об этой истории явно недостает жизненности.

Read more... )


Рассказ из сборника "הבוקר הרגתי איש"



 Перевод участвует в конкурсе:
http://mustran.ru/2014/work/328
http://mustran.ru/2014/work/331
penguina: (летят...)
Вернувшись домой после полуночи, я обнаружила, что родители меня ждут. Сделав вид, что не заметила их, я положила «Юлия Цезаря» и тетради по английскому на стол и начала стелить постель.

- Кхм... Мы хотим с тобой поговорить, - раздался за спиной папин голос.

Удивленно обернувшись, я успела заметить, как он подтолкнул маму локтем.

Мама откашлялась и заговорила:
- Послушай, Аинька, ты уже не маленькая. Ты начинаешь встречаться с мальчиками, но совсем не знаешь, как себя с ними вести. Мы хотели с тобой об этом побеседовать.
Иосиф!..

Получив незаметный тычок маминого локтя, папа продолжил:
- Мальчики, когда у них переходный возраст, – такие оболтусы. Когда они встречаются с наивной, доверчивой девочкой, вроде тебя, они могут по… Галия, может лучше ты про…

- Понимаешь, - поспешила сказать мама, почувствовав вонзившийся в талию папин локоть, - понимаешь, теперь мальчики не те, что были когда-то, теперь они нахальнее, им теперь всё равно, что ты хорошая девочка из хорошей семьи, воспитанная и с незапятнанной репутацией. Они могут ос… Иосиф!..

Папа вскинул голову. Мягко отведя мамин локоть, он заговорил мудрым отеческим тоном:
- Да, Айя, нужно быть осторожной. Сначала они деликатны и вежливы, только смотрят, потом – только свистят, а потом набираются храбрости и пытаются с тобой заговорить, и неизвестно, к чему это может привести, потому что сегодня они способны даже… даже на… Галия!

Мама бросила на папу грозный взгляд, потому что на этот раз толчок был слишком сильным и болезненным, и, придя в себя, выдавила:
- Видишь ли, Айя, мы не возражаем, если какой-нибудь мальчик пригласит тебя на чашечку кофе или в кино, мы даже не станем возражать, если он купит тебе билет в театр. Но ты должна со… Ну, то есть, они, мальчики, могут та… до… Иосиф! Почему ты не можешь хоть раз высказаться ясно и понятно? Чего ты стесняешься? Вместо того чтобы, пока не поздно, научить девочку себя вести, он тут экивоки разводит! Скажи так, как договаривались, и дело с концом!

- А почему бы тебе самой не сказать так, как мы договаривались? Тебе это проще.

- Это тебе проще! – возразила мама. – Ты мальчиков знаешь лучше, чем я.

- Не уверен, - ядовито заметил папа, начиная закипать.

- Замолчи! – взвилась мама. – Опять эти дурацкие подколки?

- А ты не ори на меня при дочке!!! – заорал папа.

- Сам сначала научись разговаривать по-человечески, - ответила мама. – Только кричать да других поучать умеешь, мерин ты этакий!

- Хватит! – крикнул папа и в ярости грохнул об пол дешевым цветочным горшком с давно засохшим кактусом.

Воцарилась мертвая тишина. В дверь протиснулся маленький Нель в пижаме, привлеченный грохотом. Некоторое время он смотрел на разбитый горшок, и наконец, не в силах сдерживать распиравшее его любопытство, спросил:
- Так на что же они способны, эти мальчики? Что они могут?..

("פרק בחינוך (מתוך הספר "איה הג'ינג'ית וכל המש )

Перевод участвует в конкурсе: http://mustran.ru/2014/work/173
penguina: (летят...)


Метания

Вечером, когда взошла луна, и начали подмигивать звезды, меня охватило странное чувство: что-то во мне трепетало, билось, металось и просилось наружу. Что это со мной?
Я задрожала. Я поняла, что нет мне спасенья. Я поняла, что в этот раз мне не отвертеться. Я поняла, что это нечто, которое билось, металось, просилось наружу, меня одолеет.
Горе мне. Я обвисла на стуле. Меня охватили судороги. В глазах, словно пьяные, заплясали городские огни, и бьющийся, мечущийся, он вышел наружу. Я сочинила стих. Может, не блещет он новизной, но все-таки это стих. Вот он, читайте:


Вечером,
когда взошла луна,
и начали подмигивать звезды,
меня охватило странное чувство:
что-то во мне трепетало,
       билось,
            металось
                  и просилось наружу.
Что это со мной?

Я задрожала.
Я поняла, что нет мне спасенья.
Я поняла, что в этот раз мне не отвертеться.
Я поняла, что это нечто,
которое билось,
        металось,
             просилось наружу –
                      меня одолеет.

Горе мне –
я обвисла на стуле,
меня охватили судороги.
В глазах, словно пьяные,
заплясали городские огни.
И бьющийся,
            мечущийся,
                 он вышел наружу –
                          я сочинила стих.

Может,
не блещет он
новизной,
но все-таки это
стих.
לבטים

אמש, כשהירח עלה והכוכבים קרצו קריצותיהם, חשתי תחושה מוזרה. משהו פרכס בתוכי. התחבט התלבט וביקש לפרוץ. הו הדבר?
רעדתי. ידעתי כי אין מנוס. ידעתי כי הפעם לא אמלט. ידעתי כי אותו משהו שהתחבט, התלבט וביקש לפרוץ, ינצחני.
אבוי לי. צנחתי על מושבי. צירים אחזוני. אורות העיר ריצדו לעיניי כשיכורים, והנלבט, הנחבט יצא ופרץ. שיר כתבתי. אולי הוא לא כל-כך מודרני. אבל בכל זאת שיר. קראוהו:


אֶמֶשׁ –
כְשֶׁהַיָרֵחַ עָלָה
וְהַכּוֹכָבִים קָרְצוּ קְרִיצוֹתֵיהֶם
חַשְׁתִי תְּחוּשָׁה מוּזָרָה
מַשֶׁהוּ פִּרְכֵּס בְּתוֹכִי
     הִתְחַבֵּט
         הִתְלַבֵּט
              וּבִקֵּשׁ לִפְרֹץ.
מַהוּ הַדָּבָר?

רָעַדְּתִּי.
יָדַעְתִּי כִּי אֵין מָנוֹס.
יָדַעְתִּי כִּי הַפַּעַם לֹא אֶמָּלֵט
יָדַעְתִּי כִּי אוֹתוֹ מַשֶׁהוּ
שֶּהִתְחַבֵּט,
      הִתְלַבֵּט
          וּבִקֵּשׁ לִפְרֹץ –
              יִנַצְּחֵנִי.

אֲבוֹי לִי –
צָנַחְתִּי עַל מוֹשָׁבִי
צִירִים אֲחָזוּנִי
אוֹרוֹת הָעִיר רִצְּדוּ לְעֵינַי
כְּשִׁכּוֹרִים,
וְהַנִּלְבָּט,
    הַנֶּחְבָּט
       יָצָא וּפָרַץ –
           שִׁיר כָּתַבְתִּי.

אוּלַי –
לֹא כָּל-כָּךְ
מוֹדֶרְנִי
אֲבָל בְּכָל זֹאת
שִׁיר.



Перевод участвует в конкурсе: http://mustran.ru/2014/work/131
penguina: (Penguin)
Сегодня я получила подарок, о котором не могла и мечтать.
Студентка ГКА им. Маймонида пишет диплом по анализу переводов книги Гроссмана, и один из этих переводов - мой!
Я узнала об этом на конкурсе. Подтверждение в комментариях:  http://konkurs.itrex.ru/2013/work/1675

А здесь переводы (если кто-то еще не читал):  http://lib.rus.ec/b/179712
penguina: (Penguin)
Первые главы

3      

Йомтов ждал меня в своём фургоне у ворот школы. Он заметил пластыри, украшавшие мою бровь, и озабоченно спросил, не ввязался ли я в драку. Я сказал, что поскользнулся во дворе, и он принял это за чистую монету. Его слепая наивность меня иногда угнетает. Он верит всему, что ему говорят.
Он завёл машину и подбросил меня к Симе, которая работала в клубе. Йомтову не нравилось моё почти ежедневное прозябание в клубе. Он утверждал, что это место безнравственно и не подходит для подростков моего возраста. Но у него не было выбора. Между ним и Симой был письменный договор, обязывавший его подвозить меня из школы домой в дни, когда она не работает в клубе, и из школы в клуб, когда она там работает. Кроме того у него были трения с моим дядей Нахшоном, который там заведует. У Нахшона был обычай: как только я появлялся в клубе, он вытаскивал из кармана двести шекелей и совал мне в руку. Йомтова это бесило. Он говорил, что эти деньги могут меня испортить. Однажды он попросил Нахшона выражать свою любовь ко мне по-другому, например, объятием или поцелуем. Нашёл кого о таком просить. Никогда в жизни не увидишь Нахшона, выражающего любовь объятием, поцелуем или добрым словом. Он умел и умеет выражать любовь только купюрами.
Все в квартале уважают Нахшона. И не только из-за его щедрости, но, главным образам, из-за его уголовной карьеры. Двенадцать лет жизни Нахшон провёл в тюрьмах. В первый раз он был обвинён в дерзком разбое, который совершил с тремя соучастниками в центре по огранке алмазов в Рамат-Гане. За это преступление он получил пять лет. Ко второму заключению, длившемуся семь лет, его приговорили сразу же после первого освобождения. На этот раз он сел за то, что пытался застрелить одного из своих сообщников по Рамат-Ганскому ограблению, который был свидетелем обвинения. За время своей карьеры Нахшон успел побывать под арестом и следствием по делу о трёх убийствах, которые не раскрыты до сих пор. В квартале поговаривают, что Нахшон стоял за этими покушениями. Трое убитых тоже занимались игорным бизнесом. Его арестовывали и допрашивали в связи с ещё семью или восьмью вооружёнными ограблениями, но полиции не удалось доказать его вину. После освобождения из второго заключения Нахшон решил сосредоточиться на управлении клубом. Он оставил разбойную деятельность, которая сделала его мультимиллионером в молодом возрасте.
Read more... )
penguina: (Penguin)
Криминальные разборки последних дней напомнили мне, что пора выложить на суд читателей залежалый товар. Не спрашивайте меня, чем дело кончится - эти несколько глав прислали по рассылке www.read4free.co.il ровно 10 лет назад. Я их с разгона перевела, и дальше книгу не читала. Если кто-то читал, расскажите вкратце.

Дуду Буси
Благородный дикарь

Часть первая
ДАЙ ВРЕМЕНИ ВРЕМЯ

1

До пятнадцати лет, за пару месяцев до задержания и госпитализации, меня называли Жирдяем или просто Жиром. Это было обидно, но я не подавал виду. Я же не Давид Леви. Месяц спустя после моего десятого дня рождения Йомтов, мой биологический отец, сказал, что я толстею из-за тех бетонных глыб, которые коплю в своей душе. Когда я рассказал об этом маме Симе она скривилась и сказала, что если я хочу вернуться к нормальному весу, я «обязан дать времени время, потому что время растапливает даже те бетонные глупости, которыми меня пичкает этот псих Йомтов». Через несколько месяцев, в течение которых я набрал ещё килограммов шесть-семь, я потерял терпение и спросил Симу: «Почему этому времени, которое растапливает, нужно так много времени, чтобы прийти?» Сима погладила меня по голове и ответила, что время это такая штука, которую нужно терпеливо ждать и не думать о нём слишком много, «потому что это задержит его ещё больше». И кстати, в те дни ни один из них не говорил со мной о диете.
До того, как распался мой второй семейный круг, мы с Симой и отчимом Йефетом жили под одной крышей в Ящичном квартале. Ящичный квартал находится на восточной оконечности южного Тель-Авива. Йомтов, который тоже живёт в Ящиках, говорит, что жить в нашем квартале так же приятно, как подтираться наждачной бумагой.  Он считает, что Ящики всегда были и будут  еврейским Дир Эль-Балахом, «лагерем беженцев, на который властям глубоко наплевать». Йефет смотрел на будущее квартала с гораздо большим оптимизмом. Он часто повторял, что кто-то там наверху ещё обратит внимание на наше гнилое положение, и зовут его Саддам Хусейн. Йефет возлагал большие надежды на государственного деятеля Ирака, благодаря которому были улучшены жилищные условия жителей соседнего квартала Эзра.
Read more... )
penguina: (Penguin)

Гайл Харэвен

Ангельский удел

«Не вправе человек называть себя злодеем»
                                          «Синедрин», глава 9            
«И узрели они его лик и имя на челе его»
                                          «Видения», глава 22-4

ПРИЗНАНИЕ

Двадцать третьего сентября – в канун Судного Дня – примерно в восемь тридцать утра в полицейский участок на Русском подворье в Иерусалиме пришёл человек и представился убийцей. Он признался в убийстве детей Ади Клайн, Ясмин Фредо и Элиан Линдер. Он признался в убийстве Хасиды Бройар, бабушки девяти внуков; в убийстве солдата Йоава Бен Якара, умершего на следующий день после своего девятнадцатого дня рождения; вдобавок взял на себя вину за убийство ещё двадцати шести человек, имена которых, как он заявил, не помнит.
Read more... )


 Первая глава сейчас участвует в конкурсе "Музыка перевода": http://konkurs.itrex.ru/2013/work/429


 
penguina: (Penguin)

Ghosts

Кори Доктороу
Призраки у меня в голове


Дамы и господа! Позволю себе начать с благодарности за то, что меня здесь не линчевали. Вам смешно, но это не вполне шутка. В былые времена за право вздернуть меня дрались писатели, юристы, военные и неврологи. Я и вообразить не могла, что так вот запросто – платье, колготки, шпильки - буду держать речь перед таким уважаемым собранием как ваше и удостоюсь столь теплого приема с изысканным угощением… А ведь был момент, когда мне впору было делать пластическую операцию и бежать в самую глухомань.

Read more... )

Обсуждение и голосование здесь: http://konkurs.itrex.ru/2013/work/348
Оригинал там же.
penguina: (Penguin)
Отправила в Либрусек: http://lib.rus.ec/b/448448

Об этом переводе писала газета "Маарив": http://bvlucy.livejournal.com/62849.html
penguina: (Penguin)
Года полтора назад я перевела рассказ для конкурса. Мой перевод, кроме конкурса, обсуждался здесь и здесь. По результатам обсуждений рассказ был отредактирован и даже кой-куда отослан, но без того же успеха...

А сегодня мне попался в сети другой перевод этого рассказа:  http://booknik.ru/publications/all/mebel-krasnogo-dereva/

Здесь мой отредактированный перевод. Читайте, сравнивайте, критикуйте...

Шуламит Харэвен
МАХАГОНИ

Первыми в ход пошли стулья. Сначала кухонные, неделю спустя – комплект из махагони.

Дедушка, который был лесоводом и дерево любил, поплевал на правую ладонь, поплевал на левую, потер их, взял топор и разрубил стулья на аккуратные чурочки – стулья перестали быть нашей мебелью, и превратились в дрова, вроде тех, что ждут на краю леса, пока их не подберут. Потом мне дали пару полешек и тесак, и я, сидя на полу, старалась аккуратно расщеплять их на тонкие лучины для растопки. Уголь не привозили уже давно, и в доме было холодно.

Всего две недели назад на небе был Бог, в суде мой папа, на кухне  Агнешка, и, само собой, в угольном сарае был уголь. Австрийские фарфоровые сервизы в буфете из махагони разбились давно – еще во время той бомбежки, которая начисто снесла три верхних этажа дома, а от здания напротив вообще ничего не осталось – ни мебели, ни людей – только  пустота и клубы дыма, сквозь которые нашу квартиру залило непривычно ярким солнечным светом. В стене кухни пробило дыру. Пол, стол, кровати – всю квартиру усеяло толстым слоем битого стекла. На ковре посверкивали золотые рыбки, у которых больше не было аквариума…

Read more... )
penguina: (Penguin)
Участвуя в сетевых конкурсах и семинарах, я, как правило, перевожу отрывки из книг. Но пару раз мне посчастливилось перевести целые рассказы. Хочу сохранить их в журнале и предложить вниманию читателей.

wub


Филип К. Дик
Внешность порою обманчива

Пожилой глава издательства «Обелиск» был вне себя.
– Я не желаю его видеть, мисс Хэнди! Книга уже издана; если в тексте есть ошибки, сделать уже ничего нельзя!

– Но мистер Властерс, – невозмутимо парировала секретарша, – ошибка-то очень серьезная. Мистер Брэндайс требует, чтобы вся глава…

– Я читал его письмо; я даже разговаривал с ним по видеофону. Я знаю, чего он требует!

Властерс мрачно уставился в окно на бесплодную, побитую оспой кратеров поверхность Марса, успевшую намозолить ему глаза за несколько десятков лет. «Пять тысяч экземпляров отпечатаны и переплетены, – сокрушенно подумал он. – Причем половина тиража – в вабьяне с золотым тиснением! Мы использовали самый дорогой, самый изысканный материал. Нам уже приходилось терпеть убытки от изданий и вот опять…».

Read more... )
Оригинал здесь:
Not by its Cover by Philip K. Dick


(Not to judge a book by its cover – поговорка, из которой выкроено название:
"Не суди о книге по ее обложке")
penguina: (Penguin)
После недолгих колебаний решила себя пропиарить. Вот тут рецензия на мой скромный труд:
http://lus-granny.livejournal.com/898930.html
penguina: (Default)


После долгих колебаний решилась выложить на Либрусек перевод "Будь мне ножом" Д.Гроссмана:

http://lib.rus.ec/b/392231
penguina: (Penguin)


Работа над переводом закончена. Начинаю собирать отказы издателей…
Желающие ознакомиться с текстом есть? Обращайтесь.

penguina: (Default)
Начало

На конкурсе нашлись люди, которым слово "махагони" кажется неправильным. Требуют заменить его "красным деревом". Аргументы можно прочитать здесь: http://konkurs.itrex.ru/2011/work/412#comments

Друзья, выскажитесь, пожалуйста по этому поводу.

July 2017

S M T W T F S
      1
23 45678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 20th, 2017 08:42 pm
Powered by Dreamwidth Studios