61 час

Jun. 18th, 2017 11:40 am
penguina: (Default)



Читаю «Джек Ричер, или 61 час» Ли Чайлда. Книга начинается словами:
«Было без пяти три дня, ровно шестьдесят один час до того, как это произошло».
Пару минут соображала, что значит «три дня без пяти»...

Дальше в конце глав идет обратный отсчет:
«Было без пяти минут четыре дня. Осталось шестьдесят часов...
Было без пяти минут пять утра. Осталось пятьдесят девять часов...
Было без пяти шесть вечера. Осталось пятьдесят восемь часов...
Было без пяти семь вечера. Осталось пятьдесят семь часов...
Было без пяти восемь утра. Осталось пятьдесят шесть часов...
Двадцать пять минут десятого вечера. Осталось пятьдесят четыре с половиной часа...»

И так далее. Ночные часы пошли правильно. Может, все дело в том, что книгу переводили два переводчика?

Еще одна цитата, вызвавшая нездоровое хихиканье:
«два стула для посетителей с пружинистыми кривыми ножками...»
penguina: (летят...)
В книге Рут Ренделл "Лицо под вуалью" читаю:

"...хозяин твердо стоял между дверью и архитравом".

Архитрав это такая перекладина над колоннами:



Как можно стоять между ним и дверью?

Оригинала, к сожалению, не нашла.
penguina: (летят...)
Трудно приходится переводчику, когда в английском тексте попадаются испанские слова. Еще труднее, когда попадаются еврейские, записанные латинницей. Словарь не помогает.

В переводе книги Николь Краусс "Хроники любви" написано:

«Вы ее нашли?» — «Конечно нашел! Какой из меня клерк, если я не могу найти такую милую девушку? Вот она, Альма Меремински. Вышла замуж в Бруклине в 1942 году за Мордехая Морица, церемонию провел раввин Гринберг. Здесь и имена родителей указаны». — «Так это на самом деле она?» — «А кто же еще? Альма Меремински, вот здесь написано, что она родилась в Польше. Ее муж родился в Бруклине, но родители его были из Одессы. Здесь сказано, что его отец владел фабрикой одежды, так что она неплохо устроилась. Честно говоря, у меня на душе полегчало. Свадьба, наверно, была очень славная. В те дни хазан [82] давил ногой лампочку, потому что тогда никто не мог себе позволить разбить бокал».

Примечание 82 гласит:

Хазан — должностное лицо общины, часто — кантор. По традиции, на свадебной церемонии разбивают бокал.

Всё правильно про хазана. И про обычай бить бокал на свадьбе тоже. Вот только связи между хазаном и бокалом нет - бокал на свадьбе разбивает жених. По-еврейски жених хатан (иврит) или хасан (идиш).

Смотрим в оригинал книги. Так и есть!

Maybe was a nice wedding. In those days would break a lightbulb under his foot the chassan because no one could spare a glass.
penguina: (летят...)
Как бы в продолжение предыдущей записи Автор о переводчике попалась мне смешная фраза:

«Беннет строит все население»,

которая при ближайшем рассмотрении оказалась дословным переводом идиомы (בנט בונה על כל האוכלוסייה).

http://www.7kanal.co.il/News/News.aspx/174367#.VNJ5CS4YO9p
Обсуждение в [livejournal.com profile] ru_ivrit: Трудности перевода
penguina: (летят...)
В романе "Икс" Д.Быкова есть эпизод, когда Бернард Шоу пытается побеседовать с Шолоховым (Шелестовым) через переводчика.

Они нагнали Шелестова почти у выхода. Он выглядел моложе, чем на портретах, раздраженный, немного как будто испуганный. Но рукопожатие было сухим и горячим, такое и ожидалось от человека с фотографий. Шелестов выжидательно смотрел то на иностранца, то на переводчика, и, хотя Шоу в последние дни много раз представлял себе этот разговор, теперь он решительно не знал, как его начать. Вопрос у него был, один-единственный, но вытекал он из предыдущих двух тысяч лет и потому требовал предисловия. Наконец он заговорил — долго и выспренно, так что до Петра (переводчика) доходило едва десятое слово. Упоминались эластик (резина), зерно, потом что-то о разрушении, т. е., видимо, сносе и строительстве.

— Не думаете ли вы, что всю эту природу, — он повторил жест Шоу, сместив, однако, с толпы на окружавшие их елочки, — следует застроить новыми, оштукатуренными домами, чтобы в них смогли расселиться как можно больше советских людей, и чтобы всем хватило резины и зерна?

Шелестов смотрел на Шоу с недоумением. Не такого вопроса мог ждать писатель от писателя. Резина, зерно? Строительство? Он судорожно кивнул, потом еще раз.

Шоу обнял его со слезами на глазах.



Что же на самом деле хотел сказать Шоу советскому писателю?

Я встретил Шелестова, — продолжает Шоу, — единственный раз в Москве, на выставке сомнительных прагматически, но поразительных художественно достижений советского народного хозяйства, среди тыкв, дынь и баклажанов, больше похожих на плоды изощренного воображения, а не прозаические плоды земные. У нас почти не было времени для разговора, но выразителям одной эпохи не надо много времени, чтобы понять друг друга. Он показался мне тщедушен, как бы раздавлен массой свалившегося на него опыта и славы, но держался молодцом. Его все время заставляли кого-то приветствовать. Наконец я улучил мгновение, чтобы поговорить с ним, — точнее, задать ему единственный интересовавший меня вопрос.

— Скажите, Шелестов, или молодой орел, как вас еще зовут, — спросил я, — правда ли, что создать эпос нового века сможет только тот, кто окончательно позабудет прошлое, растопчет его, откажется от груза европейской и восточной культуры? Думаете ли вы, что с грузом этих критериев, поначалу свирепых, как Левиафан, а сейчас гибких, как эластик, — что с их грузом нельзя ни понять, ни выразить нового мира, нельзя увидеть систему в том, что мы, старики, полагаем хаосом? Верно ли, что надо забыть Афины и Спарту, Фивы и Сиракузы, Гая Фокса и Дизраэли, — чтобы увидеть будущий мир с его непостижимыми героями? Верно ли, наконец, что в наши дни дословно сбывается библейское пророчество о зерне, которое не воскреснет, если не умрет?

Он всего лишь торопливо кивнул, но в одном этом кивке было больше понимания, трагедии и стоической готовности к ней, чем во всей напыщенной декламации отца нашего Шекспира. И потому всеми силами моей души, всем авторитетом, который я накопил, а еще верней всей ненавистью, всеми проклятиями, которых я удостоен, — ручаюсь: автором „Порогов“ является Шелестов, величайший из писателей нового века, героически отряхнувший с ног прах напрасной человеческой истории».

penguina: (летят...)
Растолкуйте мне, пожалуйста, эту фразу:
Ресторан «Тулос», расположенный неподалеку от Капитолийского холма, не может похвастаться политкорректностью меню: нежнейшая, младенческая телятина и карпаччо из конины делают его любимым местом завтрака вашингтонских чиновников.
(Дэн Браун, «Точка обмана»)


Может ли меню быть политкорректным? По-моему, в переводе что-то потерялось.

from "Deception Point" by Dan Brown:
Toulos Restaurant, adjacent to Capitol Hill, boasts a politically incorrect menu of baby veal and horse carpaccio, making it an ironic hotspot for the quintessential Washingtonian power breakfast

http://sadtranslations.livejournal.com/1471001.html
penguina: (летят...)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] sthinks в "...вообще не человек"
Бегло и вяло слушала в машине скачанное с Эха, отвлекаясь на раздумья о бренном... Вдруг выхватываю фразу: "исследователи из Гарвардской медицинской школы и Медицинского центра Диониса Бен Израэл" и прихожу в восторг от такого торжества слияния эллина и иудея. Но сомненья точат. И правильно делают - оказалось Beth Israel Deaconess Medical Center :)


http://sadtranslations.livejournal.com/1469227.html
penguina: (Penguin)
Начало в предыдущем посте.

В книге Рэймонда М. Смаллиана "Алиса в Стране Смекалки" (переводчик Ю. Данилов) есть задача:

– Испекла бы ты вкусных крендельков! – как-то раз в летний холодный денек попросил Король Червей Королеву Червей.
– Что толку печь крендели, когда нет варенья?! – яростно возопила Королева. – Ведь самое вкусное в кренделях – это варенье!
– Так возьми варенье, – посоветовал Король.
– Хотела бы, да не могу, – совсем рассердилась Королева. – Мое варенье кто-то украл!
– Не может быть! – изумился Король. – Ты это серьезно? И кто же, по-твоему, украл варенье?
– Уж не думаешь ли ты, что я украла его? Да если бы я знала, кто похитил варенье, то варенье давным-давно было бы там, где положено, как, впрочем, и голова негодяя.
Король приказал своим солдатам сыскать пропавшее варенье, и оно было найдено в домике, где обитали Мартовский Заяц, Болванщик и Соня. Разумеется, все трое были схвачены и предстали перед судом.
– Я требую, – заявил Король, обращаясь к судье и присяжным, – чтобы вы до конца разобрались в этом деле. Терпеть не могу, когда суют нос ко мне на кухню и воруют мое варенье.
– Почему? – спросила одна из морских свинок.
– Подавить эту морскую свинку, – вскричала Королева.
Несчастную морскую свинку тотчас же подавили. (Те, кто читал «Приключения Алисы в Стране Чудес», без труда вспомнят, что означает слово «подавить»: служители суда взяли большой мешок, сунули в него морскую свинку и, завязав мешок веревочкой, уселись на него.)
– Итак, – продолжал Король, когда суматоха, вызванная подавлением морской свинки улеглась, – я требую, чтобы вы до конца разобрались в этом деле!
– Вы уже говорили об этом, – заметила вторая морская свинка и тотчас же была беспощадно подавлена.
– Не вы ли случайно украли варенье? – спросил Король у Мартовского Зайца.
– Не крал я никакого варенья! – взмолился Мартовский Заяц. (Тут все оставшиеся морские свинки зааплодировали и, разумеется, были подавлены.)
– Ну а что скажете вы? – прорычал Король, обращаясь к Болванщику, который дрожал как осиновый лист. – Вы случайно не злоумышленник, который украл варенье?
Болванщик не мог вымолвить ни слова: он только глоток за глотком отпивал свой чай.
– Раз ему нечего сказать, то это доказывает его виновность, – заметила Королева. – Отрубить ему голову!
– Нет, нет! – едва выговорил дрожащим голосом Болванщик. – Варенье украл один из нас, но не я!
– Запишите! – приказал Король присяжным. – Это показание может оказаться очень важным!
– Ну а вы? – продолжал Король, обращаясь к Соне. – Что вы скажете нам обо всем этом? Говорят ли оба ваших соседа, Мартовский Заяц и Болванщик, правду?
По крайней мере один из них сказал правду, – ответила Соня и мгновенно заснула, да так и проспала до конца судебного заседания.

Как показало расследование, ни Мартовский Заяц, ни Болванщик не сказали правды.

Кто украл варенье?


Выделенная фраза делает задачу нерешаемой.

А в оригинале было вот что:
As subsequent investigation revealed, the March Hare and the Dormouse were not both speaking the truth. Who stole the jam?


UPD: 
http://sadtranslations.livejournal.com/1403298.html
penguina: (Penguin)
Оказывается, водительские права в Англии появились… через 6 лет после написания романа "Добрые друзья".
Произошло это в марте 1935 года

А в книге написано:
Можно я порулю? — не без волнения спросила мисс Трант. — Права я получила, когда у Дороти Чиллингфорд был свой автомобиль. Объяснишь, как управиться с этим?


UPD: Оказывается, права были, только выдавали их, видимо, без всякого теста. Спасибо, [livejournal.com profile] vadim_i_z!
penguina: (Penguin)
Из перевода "Собачьего сердца" Булгакова Майклом Гленным:

‘What do you do with them … the dead cats, I mean?’ ‘They go to a laboratory,’ replied Sharikov, ‘where they make them into protein for the workers.’

Оригинал:

— Что же вы делаете с этими... с убитыми котами?
— На польты пойдут, — ответил Шариков, — из них белок будут делать на рабочий кредит.

via  http://sadtranslations.livejournal.com/1352002.html
penguina: (Penguin)
Книга Иэна Макьюэна "Суббота" в переводе Н.Холмогоровой местами сильно озадачивает читателя, заставляя искать скрытый (переводчиком) смысл. Вот яркий пример. Коллеги в выходной день играют в сквош.

Он прекрасно знает, как злит Стросса его подача. Такой мяч не смог бы отбить и он сам. Но Стросс был к нему безжалостен, и Генри поступит так же — надо же ему отыграться! Поэтому он вновь и вновь посылает мяч над головой противника, и скоро счет становится девять — ноль.

— Мне надо отлить, — резко бросает Джей и уходит с корта, не сняв защитных очков, с ракеткой в руке.

Генри ему не верит. И хотя это естественный и разумный способ остановить кровотечение очков, хотя он сам десять минут назад сделал то же самое, Генри чувствует себя обманутым. Он ведь мог без труда выиграть и следующий сет — нужно просто продолжать ту же тактику. А теперь Стросс сунет голову под кран,восстановит самообладание и придумает, как отыграться.

Интересно, что там было в оригинале?

http://sadtranslations.livejournal.com/1335317.html
penguina: (Default)
Пояснять ли в переводе непонятные реалии сносками или заменять на более привычные? Об этом речь шла в двух постах о птичках:
http://bvlucy.livejournal.com/96920.html
http://bvlucy.livejournal.com/97225.html

А вот пример замены географических объектов. Правда, здесь перевод стихов, а это гораздо более тонкая материя.
...
Зранку гульк! – Егей! – гукає, –
що за станція, – питає.
Чемний голос відповів:
– То є славне місто Львів!

Ще поспав. Аж сходить сонце.
Знов поглянув у віконце.
Бачить – знов стоїть вокзал,
здивувася і сказав:

– Що за місто?.. Це Болехів,
Коломия чи Радехів?
Чемний голос відповів:
– То є славне місто Львів!

Ще собі поспав з годинку,
знов поглянув на зупинку.
Бачить – знов якийсь вокзал,
здивувася і сказав:

– Що за станція цікава –
Київ, Зміїв чи Полтава?
Чемний голос відповів:
– То є славне місто Львів!

Тут він крикнув: – Що за жарти?
Жартувати так не варто!
Вчора я у Львові сів,
а приїхав знов у Львів?!
...

Полностью "Человек рассеянный" С.Маршака в переводе/пересказе Малковича

UPD: Вот тебе и "Шановний трам-парам-пам-пам" Малкович! http://polemika.com.ua/index/print/news_id/91471
penguina: (Default)
В продолжение диспута о том, можно ли в переводе заменять заморского пересмешника знакомым и понятным соловьем, приведу цитату из текста.
.
High above us in the darkness a solitary mocker poured out his repertoire in blissful unawareness of whose tree he sat in, plunging from the shrill kee, kee of the sunflower bird to the irascible qua-ack of a bluejay, to the sad lament of Poor Will, Poor Will, Poor Will.

Так это перевели на русский язык:

Высоко над нами в темноте одинокий пересмешник распевал подряд все свои песенки, он даже не подозревал, на чьём дереве сидит, он то посвистывал синицей, то трещал, точно рассерженная сойка, то горько жаловался, будто козодой.

А так - на иврит:
בחשחה, גבוה מעל ראשינו, השתפך זמיר בודד בזימרה, בלי להעלות על הדעת ברוב שאננותו על אילנו של מי הוא יושב, וקולו צולל  מצריחתה החדה קי-קי של צפור החמניה אל הקוו-אק הרוגז של עורב הציצה ועד הקינה העגומה של סיס הלילה


Здесь описаны повадки пересмешника. Соловью подражание другим птицам не свойственно.

UPD: http://ru-ivrit.livejournal.com/2146408.html
penguina: (Default)

Книга Харпер Ли "Убить пересмешника" на иврите называется אל תיגע בזמיר (Не трогай соловья!)
Почему "замир"? Тем более, что соловьи в Америке не водятся.

Обсуждение здесь: http://ru-ivrit.livejournal.com/2144704.html

penguina: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] dimka_jd в Epic fail министра
Английский язык очень сложен… для некоторых! Это реальная история из японского посольства в США:

Epic fail министра
Перевод в под катом... )
penguina: (Default)
 Ещё один переводческий ляп, который по чистому недоразумению не вошел в обзор "Возвращения из Индии" .

"...отец для этой поездки договорился в гараже о новой машине, подвергнув ее тщательному осмотру. Старая машина, учитывая предстоящий долгий путь, для этих целей не годилась..."

...אבי הכניס את המכונית למוסך לטיפול מקיף. ואכן, המכונית הישנה והנהיגה הארוכה עמדו עכשיו בראש דאגותינו...

(...отец отвез машину в ремонтную мастерскую на полный техосмотр. Действительно, старая машина и долгий путь за рулем были сейчас нашей главной заботой...)
penguina: (Default)
Из трех дел, которые, однажды начавши, трудно кончить, помню только "чесать, где чешется"…
Сродни этому постулату Козьмы Пруткова было мое "вычитывание" перевода книги "Возвращение из Индии" А.Б.Иегошуа и его сравнение с оригиналом . Сама не знаю, почему не бросила это неблагодарное занятие и не дочитала книгу в свое удовольствие, отбросив этот "грустный" (если не сказать "гнусный") перевод. Но… Козьма Прутков был прав – трудно кончить…
Не буду разбирать стиль перевода, которого явно не касалась рука редактора. Да его и не было, судя по выходным данным книги:

Перевод с иврита Валентина Тублина
ООО "Издательство К.Тублина", 2010
Оформление…
Художественный редактор…
Корректор… - все на месте. Редактора нет.

Первое подозрение, что меня обманывают, закралось, когда глаз стал цепляться за щедро рассыпанные в тексте перевода с иврита "мистер", "миссис", "леди" и т.п.
Потом меня сильно удивило, что все расстояния, которые в оригинале даны в метрах и километрах, переводчик старательно пересчитал в мили и дюймы.
Секретарша директора по непонятной причине изменила пол, да еще и превратилась в туриста:
"Две секретарши, всегда находившиеся здесь, куда-то исчезли. Вместо них некий турист с типично англо-саксонской внешностью …"
שתי הכתבניות, שהיו צמודות תמיד ללישכה, נעלמו, ובמקומן ישבה עכשיו כתבנית צעירה אנגלוסקסית...
(Две машинистки, всегда находившиеся в канцелярии, исчезли, и на их месте сейчас сидела молодая машинистка англо-саксонка…)
Про "англо-саксонку" – это отдельная тема. Так у нас обозначают выходцев из Великобритании, и переводить нужно как-то иначе…
Но окончательно я укрепилась в своих подозрениях, когда тель-авивский бульвар Хен волею переводчика превратился в Чен-авеню (по-английски Хен – Chen).

Спрашивается, зачем же обманывать читателя и писать на титульном листе, что перевод с иврита? Почему не указать честно, что перевод сделан с английского перевода?
Стоит ли вообще браться за перевод с языка, которым не владеешь, - вопрос отдельный.
Тем более странно, что уменьшительное имя героя "Бенджи" (явно англизированное) в переводе превратилось в местечковое "Бенци".

***
С логикой переводчик явно не в ладах. Даже не сверяясь с оригиналом, можно почувствовать, что порядок вещей нарушен.
1) В Индии герой идет прогуляться к реке, но переводчик, видимо забыв об этом, пишет "…я продолжал двигаться на восток от реки…" . А в следующем абзаце: "…по мере приближения к реке…".

2) В Индийской гостинице его вместе с супружеской парой поселили в одну комнату с двумя кроватями. Когда они объяснили владельцам гостиницы, что они – не одна семья, те предложили сделать перестановку: "Они вынесут одну из кроватей, придвинут другую к стене, а посередине огромной комнаты поставят ширму".
Где логика, я вас спрашиваю? В оригинале, естественно, не выносили, а вносили дополнительную кровать:
מייד יביאו מיטה נוספת, ויעמידו פרגוד קטן באמצע החדר הגדול...

3) Лаборантка в индийской больнице "машинально завернула образцы крови и мочи в тетрадные листы, не озаботившись даже тем, чтобы прикрыть отверстия пробирок резиновыми пробками".
...ברישול עטפה את בדיקות השתן והדם בנייר – בלי להדביק או להצמיד בגומי...
(…небрежно завернула образцы мочи и крови в бумагу – не приклеив или не прикрепив резинкой…)

4) Возвращаясь домой, герои "прибыли в Нью-Дели, где <их> ожидало горькое разочарование. В самолете, отбывавшем в Рим, оказалось всего лишь одно свободное место. <… > Выходило, что выбора у нас не было, - вернее, был один: лететь до Нью-Дели…"
Странное решение - лететь в Нью-Дели из аэропорта Нью-Дели. Естественно, они воспользовались услугами моторикши, о чем переводчик нам тут же и сообщил в следующем предложении. Неужели он не знал, что моторикши не летают?..

5) Находясь в Англии, герой старается, чтобы его речь походила на речь его отца – уроженца Англии: "С момента нашего прибытия в Англию я взял себе ее за образец, демонстрируя уверенность, присущую торговцам недвижимостью и продавцам подержанных машин".
На самом же деле:
המבטא האנגלי הנכון שבפי, שמאז בואי לאנגליה השתדלתי לשפר אותו על-פי זכרון דיבורו של אבי, היקנה לי אמון בעיני משכירי הדירות ומוכרי המכוניות.
(Мой правильный английский акцент, который со дня приезда в Англию я старательно улучшал, вспоминая речь отца, вызывал ко мне доверие квартиросдатчиков и продавцов машин.)

***
Знакомство с местными реалиями помогло бы переводчику избежать многих ошибок, но – увы… Не знаком…
1) Собираясь на две недели в Индию, герой, который живет на съемной квартире, "отключил электричество, закрутил воду и позвонил в свою прачечную (!), чтобы сообщить о своем отъезде за границу". При чем тут прачечная, совершенно непонятно, тем более, что в оригинале он звонит своей квартирной хозяйке.

2) "Ни одному из персонажей этого повествования, двигающимся в эти хмурые утренние часы с востока на запад по направлению к аэропорту, не ведомо…"
איש מן הגיבורים, הנעים בשעת שחר חורפית זו ממזרח או ממערב לעבר שדה-התעופה, אינו יודע...
 В оригинале – "с востока или с запада". И я, конечно, не заметила бы этой ошибки, если бы мне до этого не сообщили, из каких городов едут герои книги. А географию Израиля я себе немного представляю.

3) В полное недоумение повергла меня фраза: "Похоже было, что религиозный персонал, который в своей повседневной работе ближе соприкасался с административным директором и его секретарями, чем персонал медицинский, отвечая за истинный дух больничной жизни…"
Не знаю, что вообразил себе переводчик, но в оригинале речь идет о сотрудниках управления больницы:
היה דומה שדווקא העובדים המינהליים, מכל הדרגות והרמות, שכשורים בעבודת היום-יום שלהם להנהלה האדמיניסטרטיבית יותר מן הסגל הרפואי, והם מקיימים האמיתיים של "רוח" בית-החולים...
(Похоже было, что именно сотрудники управления всех уровней, которые в своей повседневной работе ближе связаны с административным руководством, чем медицинский персонал, и которые являются истинными создателями "духа" больницы…)
Видимо, слово "дух", закавыченное автором, сбило переводчика с толку, и он решил, что в штатном расписании израильских больниц присутствуют служители культа.

4) В разговоре об овдовевшей жене директора герой предположил, что для нее было бы лучше сдать комнату, чтобы не оставаться одной, "пока ее сын не закончит воинскую службу, длящуюся шесть месяцев".
Воинская служба в Израиле длится не 6 месяцев, а 3 года. А в оригинале было вот что:
…עד שבעוד שנה-וחצי יסיים הבן את שירותו הצבאי...
(…пока через полтора года сын не закончит свою воинскую службу…)

5) "…бидоны с молоком, стоящие возле маленьких магазинчиков…"
...הארגזים העמוסים שקיות חלב בפתח הסופרמרקט הקטן...
(…ящики с пакетами молока у входа в маленький супермаркет…)
Никогда не видела в израильских магазинах молоко в бидонах…

***
Не отпускает чувство, что о значении некоторых слов переводчик догадывался, не заглядывая в словарь. А если и заглядывал, то выбирал самое неподходящее значение.

1) Описывая операции, в которых ему пришлось участвовать, герой упорно называет живот желудком. Видимо, "живот" кажется переводчику словом малоприличным, потому что в одном месте он заменяет его уже не желудком, а совсем другой частью тела:
"…она скользнет под одеяло к мужу… и скажет: "…согрей меня немного…" – и положит обе свои озябшие ноги на его согревшиеся во сне бедра".
...היא משתחלת לצידו של בעלה... ואומרת, "...חמם אותי," ומניחה שתי כפות רגליים קטנות וקרות על בטנו החמה.
(…она залезает <под одеяло> к мужу… и говорит: "…согрей меня" - и кладет маленькие холодные ступни на его теплый живот.)

2) Про бульвар Хен я уже писала. В одном месте повествования он превратился в "проспект, образованный старыми дубами". Хотя в этом случае более подошла бы "дубовая аллея".
Зато извилистые узкие переулки Варанаси (סימטאות עקלקלות וצרות)превратились в "продуваемые ветром аллеи". И по этим "аллеям" к Гангу стремились потоки людей, пронося на вытянутых руках тела, завернутые "в белые или желтые, развевающиеся по ветру одежды". В оригинале это:
גוויה עטופה תכריכים לבנים או צהובים, שחלפה לידנו במהירות
(тело, завернутое в белый или желтый саван, быстро проносящееся мимо нас) – о ветре ни слова.

3) Все лифты переводчик превратил в эскалаторы, а для пущей достоверности пририсовал им ступени:
"К моему удивлению, это жалкое жилое строение высотой в несколько этажей было оборудовано маленьким эскалатором, о котором, к сожалению, нельзя было сказать, работает он или нет, поскольку все его ступени были заняты спящими людьми".
למרבה הפלא נמצאה בבית-הדירות המוזנח והלא-גבוה מעלית קטנה, שלא ניתן לדעת אם עודה בשימוש, כי ישנו בתוכה מיספר אנשים.
(К моему удивлению в этом запущенном и невысоком жилом доме оказался лифт, о котором нельзя было понять, работает ли он, так как внутри него спали несколько человек.)

***
Некоторые совершенно обыденные фразы в переводе окутываются флером таинственности.
1) "Находясь в квартире, трудно было даже догадаться о близости пляжа, места, где я был счастлив в тот вечер".
Ни про какое счастье на пляже в книге ничего нет – ни в тот вечер, ни в какой другой. А есть вот что:
הקירבה אל החוף, שכל-כך שימחה אותי באותו לילה...
(Близость <квартиры> к морю, которая так обрадовала меня в тот вечер…)

2) "Она сложила руки на груди, подчеркивая свою вынужденную сдержанность и не проявляя ни малейшего намерения подобрать с пола кусочки маленькой фигурки, столь дорогой ее сердцу, или ответить на мой нелепый вопрос, как если бы можно было сделать ее ответ более приемлемым".
היא שילבה את ידיה על לוח לבה, כמו להבטיח את הריסון ש כפתה על עצמה, לא מתכוונת כלל לכרוע יחד אתי לאסוף את שברי הפסל היקר כל-כך ללבה, וודאי לא לענות על שאלתי המגוחכת אם אפשר יהיה לרפא את השברים.
(…можно ли будет склеить осколки.)

3) "…в глазах ее блеснула ярость – блеснула и исчезла вместе со светом, который заполнил не только комнату, но и всю квартиру, отразившись во всех окнах окружающих домов. А потом сила света как-то внезапно вдруг ослабла, и я услышал нечто вроде приглушенного вздоха…"
…ברק של כעס חולף בעיניה בטרם ידעך וייעלם עם האורות הכבים עתה לפתע לא רק בחדר ובדירה, אלא גם בכל החלונות הבתים שמקיפים אותנו. ומתוך השכונה כולה, שנפסק בה עכשיו זרם החשמל, עולה אנחה עמומה מאוד...
(…вспышка ярости блеснула в ее глазах и исчезла вместе со светом, который вдруг погас не только в комнате и в квартире, но и во всех окнах окружающих домов. И со всего района, в котором прекратилась подача электроэнергии, донесся глухой вздох…)

***
Через весь роман проходит вставной рассказ – то ли притча, то ли сон. Этот сюрреализм, в котором свою нарождающуюся влюбленность герой сравнивает с маленькой девочкой, в переводе превратился в исповедь сексуального маньяка.
Вот как это начинается:
"Пришло ли время поговорить о любви? Для любовника, не слишком уверенного в своем статусе даже глубокой ночью, это побуждает его , сдерживая удары сердца, красться в темноте, ведомым инстинктом любви, как если бы он означал приближение к новому рабству, заставляющему отмеченного судьбой тащиться к новому року, новой неизбежной судьбе". (О стиле, как и обещала в начале – ни слова! Только точность.)
האם צריך לחשוף את המלה התאהבות? הלוא המתאהב עדיין אינו מכיר בהתאהבותו, עד אשר באשון-לילה היא מתגנבת ולופתת את לבו, והוא מקיץ נסער, כאילו התאהבות היא רק אדנות חדשה, ולא גם עבדות שעלולה לגרור מתאהב עקשן אל אבדנו.
(Нужно ли произносить слово "влюбленность"? Ведь сам влюбленный еще в ней не признается, пока глубокой ночью она не подкрадывается и не охватывает его сердце. И он просыпается взволнованный, как будто влюбленность – это только новое господство, а ведь это еще и рабство, способное привести влюбленного упрямца к гибели.)

И еще там присутствует таинственный незнакомец (המיסתורין), который местами превращается (в переводе, конечно) в бесплотную "тайну", хотя в оригинале он – отец девочки-влюбленности, и он же – Судьба. 

Конец этой притчи-сна, который совпадает с концом романа, оставляет читателя в полном недоумении относительно судьбы героя.
"И тогда я, не в силах более сдерживаться и погружаясь все глубже в бездонный сон, перестал бороться".
Но не торопитесь его оплакивать! Это не тот сон, из которого нет возврата.
ואז איני יכול עוד לעצור בעד עצמי מלהתפרץ אל תוך החלום הזה.
(И тогда я, не в силах более сдерживаться, ворвался в этот сон.)


И здесь тоже:  sadtranslations.livejournal.com/1086118.html
penguina: (Default)
 Продолжение.
Начало здесь и здесь.

Неплохая рецензия на "Букнике" на книгу "Возвращение из Индии" и там же встреча с автором А.Б.Иегошуа.

2 замечания:
1) Цитата из перевода, приведенная в рецензии:

"Когда я увидел ее, спешащую к машине на своих высоких каблуках — женщину средних лет в короткой, может, даже слишком короткой для ее возраста юбке, одетую в блузку голубого бархата, которую она носила почти не снимая во время нашего путешествия по Индии, — когда я увидел ее улыбающееся округлое лицо, я понял, что не ошибся в отношении своих чувств. Это не был самообман, и это не был мираж — я и на самом деле полюбил ее".


Можно влюбиться в женщину старше себя, с избыточным весом, но невозможно влюбиться в женщину, которая две недели в Индии не снимает голубую бархатную блузку. На самом деле (то есть, в оригинале) все было несколько не так:

...עטופה באותה טוניקה כחולה קטיפתית שלקחה אותה עימה כל הדרך להודו אבל לא השתמשה בה הרבה...

(...укутанная в ту самую синюю бархатную блузу (у автора - туника), которую она таскала с собой всё время на пути в Индию, но почти ею не пользовалась...)

2) Примерно на 40-й секунде клипа ведущий говорит, что А.Б.Иегошуа даже не знал, что шесть из его книг переведены на русский язык. Это мне совсем не понятно - а как же авторское право?
penguina: (Default)
Начало здесь.

Кроме уже упомянутых английских обращений в переводе есть и другие необъяснимые вещи.

"Путь истязаний" (מסע עינויים) переведен сначала на латынь: "Via dolorosa", а уж потом в сноске на русский: "Крестный путь".
Кровати, которые в оригинале стояли буквой "рейш" ר, в переводе почему-то встали буквой L, хотя с тем же успехом могли построиться русской буквой Г.

Выходя на прощальную прогулку перед отъездом из Индии, герой романа идёт «сказать свое последнее "good bye" Индии». (В оригинале просто "שיטוט של פרידה מהודו").

Когда же Тель-Авивский бульвар Хен (שדירות-ח"ן) превратился в переводе в "Чен-Авеню", я догадалась: перевод был сделан не с оригинала. Вероятнее всего, переводчик воспользовался английским переводом романа.


Пришло время назвать тех, благодаря кому книга вышла на русском языке. Читаем на титульном листе:
"Перевод с иврита Валентина Тублина".
А внизу:
ООО "Издательство К.Тублина", 2010
И все это под вывеской "Лимбус Пресс".


(продолжение следует)
 

July 2017

S M T W T F S
      1
23 45678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 07:37 am
Powered by Dreamwidth Studios